November 14th, 2009

(no subject)

Присяжные в Мособлсуде оправдали Бегрова Д.В.(весьма религиозного гражданина), обвинявшегося по ст.105 ч.2 УК РФ. (в убийство двух таджиков в Звенигороде) Бля! Не ожидал! До сих пор не знаю, виноват он или нет.

Мои пять копеек супротив коррупции )))

Для начала несколько вводных:

- Коррупция обязательный признак демократического государства.
- Коррупция – есть проявление преступности. Корни коррупции лежат в самой человеческой природе, как и корни любого преступного поведения.
- Искоренить коррупцию невозможно (как и построить коммунизм). Ее можно только снизить. Коррупции неорганизованной нужно противопоставить организованную коррупцию (в идеале Президент и его верикаль). Это плохо, но лучше чем сейчас.
- В борьбе с коррупцией неизбежны случайные жертвы (они в любой борьбе неизбежны).
- Начинать борьбу с коррупцией нужно, с правоохранительных органов.


Меры которые нужно принимать как можно быстрее (учитывая последний тезис):

1. Отмена красных зон.

В настоящее время сотрудники правоохранительных органов отбывают наказание специализированных исправительных учреждениях, отдельно от остальной массы преступников, которые содержатся на «черных» зонах. Делается это для безопасности экс-правоохранителей (далее – ментов), ибо отношение к ним общеуголовного элемента резко отрицательное со всеми вытекающими. Мера эта очень жестокая. Противникам ее, я могу напомнить, что к насильникам на зоне относятся не лучше чем к ментам, но отдельных зон для них нет. Опыт Белоруссии, где коррупции не противодействуют, а с коррупцией борются, показывает, что эта мера имеет очень серьезный упреждающий эффект. Практикуются экскурсии действующих сотрудников милиции в следственные изоляторы, где им показывают что их может ожидать в случае мздоимства. По отзывам экскурсантов – устрашает.

2. Отмена условного осуждения для взяточников.

Нет необходимости усиливать уголовную ответственность за совершение большинства коррупционных преступлений. Там и так не маленькие сроки отмерены. Однако, пересмотреть условия применения условного осуждения по этой категории дел необходимо. Это можно закрепить соответствующим постановлением Пленума верховного суда. На мой взгляд, условное назание может быть применено судом только при 100%-ом сотрудничестве со следствием, сдачей подельников и чистосердечном раскаянии. Во всех остальных случаях – черная зона.

3. Коллектив и непосредственный руководитель привлеченного к ответственности сотрудника должен нести ответственность.

В коллективе и, главное, у руководителя коллектива должно быть понимание того, что в случае косяка в своих рядах у них будет конкретный геморрой. Например понижение в звании для коллектива и однозначное увольнение (в крайнем случае понижение в должности и разжалование) для начальника. Да, возможно пострадают не совсем виноватые, но опять же упреждающий эффект будет иметь место. Если руководитель (даже коррупционер) будет понимать, что из-за мздоимства или иного косяка подчиненного он вылетит с места, он во-первых, будет подбирать таких сотрудников, которые не подставят его таким образом, во-вторых, примет меры к увольнению подчиненного, подозреваемого в коррупции, в-третьих, если он коррупционер он установит монополию на коррупцию (это лучше чем коррупция всеобщая).

Первые три меры реально жестокие. У каждого второго коррупционера есть мама пенсионерка и двое маленьких детей. В быту это может быть распрекрасный человек. Но! Опыт Белоруссии и гитлеровской Германии доказывает, что жестокость в этих вопросах – реально действенное средство. Особенно, когда она сочетается с пропагандой. Я не знаю откуда взялся этот пример, но видимо это основано на реальных фактах - Гитлер в своё время остановил несколько трамваев и расстрелял всех «зайцев» прямо на улице. «Зайцы» перевелись. Говоря русским языком, то что не доходит через голову, должно вбиваться через жопу. Чтоб подозрение в совершении должностного преступления ввергало в ужас.

4. Создание антикоррупционного силового ведомства.

Это должно быть именно специализированное антикоррупционное ведомство, со своим следственным и оперативным аппаратом, со своей агентурой и, понятное дело, материально технической базой. Наподобие госнаркоконтроля. Это – самая дорогая мера, но она нужна. И создавать ее нужно, с нуля, ни в коем случае не выстраивая на базе чего-то существующего. Вот туда действительно придется отбирать людей, устанавливая систему фильтров, проверок и тестирований на полиграфе. И ни в коем случае эта контора не должна разбиваться по административно-территориальному принципу. Только кустовое и региональное деление. Более того, я считаю, что надзирать за данной конторой должна прокуратура не гражданская, а военная, как за ФСБ (она менее коррумпирована, более отделена от власти, ее кадры проходят больше фильтров). Кроме того, такие органы должны быть наделены надзорными функциями по своей тематике, причем большими, чем у кастрированной ныне прокуратуры (не подменяя при этом оную).

5. План по коррупционерам (важнейший пункт).

Как это не ужасно звучит – но для каждого такого подразделения по раскрытию коррупционных дел должен быть спущен план. К примеру, две (три, пять) посадки в месяц. Очень опасная мера, но это должно быть сделано (афишировать это не обязательно). Хотя бы на первые 3-5 лет. Иначе работать такие подразделения будут только на себя, ловя и отпуская коррупционеров за бабло, как это сейчас делают подразделения ДЭБ в случае с неплательщиками налогов. Кто-то скажет, что сие не демократично и тоталитарно. Да, но… А пошли вы на хуй, дорогие правозащитники. Сами орете, что в милиции одни взяточники.

6. Установление жесточайшей ответственности за фальсификацию доказательств.

Самый страшный косяк – это не мздоимстово (когда отпускают виноватых), а заказухи (когда сажают невиновных).
Я вообще считаю, что мздоимстово гаишников – наименее общественно опасный вид коррупции. Лично для меня является попадосом как протокол ГИБДД, так и внепротокольное изъятие бабла за ПДДшный косяк гаишником. И то и другое стимулирует не нарушать более правила.
За заказные посадки (начиная от чека героина подброшенного в карман, заканчивая ст.159 ч.4 УК как способ разборок между коммерсами) нужно въебывать по самое нихочу. Поэтому санкция в виде лишения свободы до 3 лет (ч.1 ст.303 УК), это просто смешно. Тягчайшее по сути преступление относится к категории средней тяжести. Наказание д.б.установлено от трех лет, лучше от 3-х до 8-и минимум.


7. Возвращение уголовной ответственности за недонесение.

Об этом уже был пост http://makarov-vadim.livejournal.com/39296.html. В развитие этого пункта, я бы ввел институт стукачества. Очень спорная мера. Поэтому термин «стукачество», естественно, употреблять нельзя. Эээ… оказание помощи милиции населением с высоким уровнем правосознания на возмездной основе и т.п. – так должно называться. Опять же, в Белоруссии это работает. У нас много нищих пенсионеров. Живущих на 3000 рублей в месяц. Дайте им такой приработок – можно будет сокращать агентуру. Не только в борьбе с коррупцией, но и по общеуголовным и налоговым делам раскрываемость усилится. Сюда же... у России НЕ РАБОТАЕТ ст.ст.307-308 УК РФ (отказ от дачи показаний и дача ложных показаний). Пора начать за это ебать. И ебать наижесточайше. В США, к примеру, ложь под присягой - это ващще пиздец как страшно. Чтобы свидетели писались в суде от честности, а не приходили давать показания в умат бухие.

8. В качестве одного из уголовных наказаний ввести ссылку (не нижеприведенную, а поросто ССЫЛКУ)

http://makarov-vadim.livejournal.com/33112.html.

9. Кадровая политика: не допущение в правоохранительные органы пролетариев.

Даже самый талантливый молодой пролетарий (дитя рабочего и колхозницы), попадая в правоохранительные органы (в основном милицию, так как в остальные структуры пролетариям доступ практически уже закрыт) имеет один, очень серьезный недостаток. Он беден. Поэтому, пролетарию, особенно молодому, необходимо решать те жизненноважные для него вопросы, которые у мажоров уже решены априори (машина, шмотки, крутые мобильник и часы,в глобальном плане квартира, в не-глобальном – сводить свою бабу в приличный кабак). Именно эти вопросы он будет решать после того, как освоится на своем месте и начнет понимать что к чему. Голодному гораздо тяжелее сторожить склад с тушенкой, чем сытому. Мажоры все это имеют уже, и, поэтому как не удивительно, более честны. Точнее они просто продаются дороже. Задача кадровых служб, в данном случае, отобрать из мажоров действительно умных (это сложно).

10. Введение в уголовно-процессуальном законодательстве института «оставления под подозрением».

Вину не каждого коррупционера возможно доказать. Точнее доказать вину коррупционера можно очень редко. К недоказанным необходимо применять особый правовой институт (естественно проработав его досконально), предусматривающий более упрощенные меры проверок его деятельности, контроля его переговоров, переписки и пр. Цель института, по большому счету, не дожать гада, а отравить жизнь гада. Находящийся «под подозрением» чиновник должен оглядываться на любой стук и дуть на воду. В таких условиях, чтобы усидеть на месте нужно будет, минимум, сильно сбавить обороты. А это уже результат. Как повод к указанной мере – в том числе шумиха в прессе.

11. Ввести отдельную ответственность за все виды хищений государственной (муниципальной) собственности – более суровую. Как в старые добрые…

Все антикоррупционные меры в первую очередь должны быть направлены на ментовской молодняк. Женатого, сорокалетнего хм... майора уже нихера не исправишь. Ему двоих детей надо кормить, что на 14 тыс. рэ. ясен пень не сделаешь. Поэтому двигать нужно умных, молодых, ранних, не женатых и кто не попался. Хунвэйбинов этаких, мать их за ногу. Пока они не одумались.

Пиво кончилось… Список мер остался открытым.
А повышение уровня правосознания, искоренение не следствия, а причины коррупции, создание условий для нетерпимого отношения к коррупционерам в обществе и контроль за их доходами, введение инновационной модернизированной наноэкономики – это… все полная эээ… правильная мысль какого-то из наших Гарантов.

З.Ы. Я, как и всегда, сомневаюсь в правильности своих мыслей.