Вадим (makarov_vadim) wrote,
Вадим
makarov_vadim

Categories:

О креативном подходе в процессе доказывания

Уже высказывался, от нечего делать, на тему подброса наркотиков https://makarov-vadim.livejournal.com/617002.html, отчасти, в развитие сказанного желаю еще немного/много букв написать. Не критики кого бы то ни было ради, а в информационных целях, ибо мозг среднестатистического гражданина настолько сильно засран всяким телеговном вроде «Часа суда», сериалами про Джульбарса и т.п., что при взаимодействии с реальностью граждане впадают в столбняк. Это потому, что эта самая реальность сильно от кина про Джульбарса отличается и вести себя так, как показывают в телевизоре мало того что опасно, но бесполезно и затратно.

Почему-то, в сознании обывателя, именно подброс наркотиков является этаким классическим случаем ментовского беспредела. Ну… может еще бутылка от шампанского в задницу. Это не так. Безусловно, подброс наркоты – сейчас вышел на передовые позиции, как способ упаковать относительно невиновного человека, потому что наркота компактна, хорошо помещается в карман, и, главное, при правильных действиях, приводит к получению субъектом охренительного срока, сопоставимого со сроком за убийство. Но я еще помню те времена, когда альтернативой наркоте был ржавый ТТшник или кучка патронов (они и сейчас остались, для палок дознания). Просто ТТшников стало меньше, да и сажают за них не на много.

Я же, сейчас, хочу рассказать несколько о других вещах, а именно креативных способах раскрытия краж, разбоев и убийств известных мне лично, а кроме того о реальности противодействия этим способам. То, о чем я сейчас напишу, я много раз видел в одном нищем и удаленном районе Подмосковья. В каком не скажу.

Итак…

Кражи из квартир, дач и домов – довольно распространенная вещь. В случаях, когда какие-нибудь гастеры в осенне-зимний период с голодухи обнесли дачу на инструменты и пожрать, раскрываются довольно легко. Кражи совершенные более-менее подготовленными товарищами раскрываются сложнее, потому как люди просчитывают подходы, избегая камер В/Н, прячут лицо, используют кривые номера машин, не оставляют отпечатков пальцев. Даже если полиция вычисляет по билингам, камерам «потока» и иным камерам подозреваемое лицо (лиц), краденное давно уже скинуто, одежда выброшена или уничтожена, деньги заныканы.

Пример для понимания: Кража из коттеджного поселка. На камеру у въезда попадает тонированная тачка с номерами хХХХххХХ. По данным «потока» прослеживается ее примерный путь до и после. Билинг дает телефонный номер, по которому вычисляется некий гражданин, который, возможно, причастен к краже. А может и нет. Устанавливается адрес. У гражданина проводят обыск и… ничего не находят. Субъект честно соглашается, что в такое-то время к поселку подъезжал, но краж никаких не совершал. Отпечатков пальцев нет. Сутки в отделе с применением усиленных методов дознания безрезультатны. Товарища приходится отпускать.

Если бы менты именно так и поступали, раскрытых краж у нас было бы эээ… процентов на 30 точно меньше. А прикиньте, если владелец коттеджа не какой-нибудь лох чилийский, а уважаемый человек, лично знаком с самим эээ… ХХХ, да еще друг YYY? А кроме того, вчера в управление звонил целый ZZZ и просил делом серьезно заняться и уважаемому человеку помочь.

Вот поэтому, подобные дела раскрываются совершенно иначе. Бутылки от шампанского – методы, конечно, рабочие, но уже отжившие и, главное, в настоящее время опасные для практикующих. Есть более интеллектуальные способы.

Любой выезжающий в составе СОГ на кражу опер, по прибытии на место, помимо обычной рутины озабочен тем, чтобы заполучить будущие улики преступной деятельности лица, которое будет схвачено.

Здесь два варианта:

- Либо, шарясь по помещению, пока хозяева в шоке от потери шуб, цацек и долларов сотрудники тырят какие-то мелкие вещи. Ручки, зажигалки, чеки, какие-нибудь бумажки с записями, пропуска, визитки, сувенирчики и тому подобную дребедень, помещающуюся в карман. Бывают конфузы… когда, например, в доме камера В/Н продолжает работать, но решается все. Главное, чтоб вор в тюрьме сидел.

- Либо, если хозяева прожженные уроды (а чем больше коттедж, тем это вероятнее), они сами дают операм кучку не имеющих ценности побрякушек.

Теперь, возвращаемся к нашему примеру, прямо к тому моменту, когда устанавливается адрес вероятного похитителя. На обыск едут вот с этим самым барахлом из ограбленного объекта.

Догадываемся?

Именно эти вещи (зажигалка, чек, визитка и т.п. херня) обнаруживаются в ходе обыска у злодея. Ни денег, ни брюликов, ни собольей шубы, но (сцуко…!), пропуск на авто хозяина коттеджа в бельевом шкафу, под слоями наволочек, который уже второй месяц негодяй хранил в неизвестных никому негодяйских целях.

Дальше дело техники. Следователь вызывает потерпевших и предлагает им опознать их вещи. И потерпевшие вещи опознают. Если их сперли менты без ведома, еще и искренне благодарят за отличную работу и рассказывают соседям.

«Как же так, млять?, - спросят некоторые, - там же понятые, на обыске, как при них подбросишь?»
Да легко. Даже если понятых пригласили из соседней квартиры, главная их цель во время обыска свалить побыстрее домой, ибо время уже очень позднее или совсем раннее. Достать мелочь из кармана и торжественно объявить об обнаружении, пока понятой зевает и пялится в другую сторону вообще не проблема. На обысках менты, бывает, воруют, на глазах понятых, а уж чего принести - как два пальца… Гражданин злодей тоже мало чего увидит, ибо частенько мордой в пол в наручниках лежит, а его семья на кухне заперта. И уж очень маловероятно трущий глаза понятой будет читать две-три страницы написанных от руки каракулей именуемых протоколом обыска. Распишется и свалит.

Но… можно сделать еще проще. Понятых, ведь, не обязательно из соседней квартиры приглашать. Их можно взять с собой из числа своих друзей и знакомых, которые подтвердят все что нужно, еще и сами в кармане вещицу занесут в адрес. Ясен пень о знакомстве они распространяться тоже не будут. Вот лично у меня был случай, когда одним из понятых на подобном обыске был ранее закрывавшийся за взятку мент, сидевший и осужденный, бывший начальник отделения розыска того же управления, что и приведшие его менты, друг одного из них. При вот таком понятом у чувака нашли в кармане весенней куртки женское зеркальце, пластмассовую бижутерию и еще какую-то хрень с кражи совершенной зимой, три месяца назад. Черт разберет злодейский ум преступника, но ведь таскал для чего-то четверть года, перекладывал, судя по всему, из зимней одежды в более легкую, в связи со сменой сезона.

Самое фиговое, когда в адресе помимо предполагаемого злодея, оказываются и другие левые граждане, но не дети и не родственники (эти лица заинтересованные, им и так не поверят). А вот, например, гости. Понятые-то конечно свои, но эти могут свидетелями защиты стать. Поэтому, часто у таких, случайно зашедших, тоже чего-то находят, если на всех хватает.

Как понять, что в данном конкретном случае преступление (это может быть, кража, грабеж, разбой, убийство и пр.) раскрыто с применением таких креативных методов? Признаки:

1. Потерпевший первоначально не заявляет о пропаже того, что он потом опознает. Ненуачо? Забыл. В шоке был.
Потом, в деле появляется допрос, датированный более поздней датой, где он якобы вспоминает, что еще украли вот как раз то, что он скоро опознает. А чо? Вспомнил, с кем не бывает. Очень часто такой допрос, кстати, клепается задним числом уже после опознания.
2. Как правило, в ходе расследования, основной массив похищенного не обнаруживается.
3. То, что обнаруживается у подозреваемых и затем опознается, имеет малую стоимость или вообще стоимости не представляет. Какая-либо логика хранения этих предметов отсутствует.
4. Опознание проводится с процессуальными нарушениями. (Это уже сложно, нужно понимать процедуру). Одно скажу… Если потерпевшие – козлы и сами выдали операм барахло для подброса, то обычно они просто получают свои вещи обратно и подписывают пустые бланки протоколов опознания, куда потом вписываются текст и Ф.И.О. понятых (своих штатных).

Этот способ раскрытия преступлений имеет массу творческих вариантов.

Один раз, после особо жесткого приема потенциального злодея (с разбитием носа об асфальт), его кровь в виде мазка была обнаружена на месте кражи в ходе дополнительного осмотра места происшествия. Месяца через два. Что удивительно… генетическая экспертиза установила полное тождество. И как тут спорить с наукой? Экспертиза же.

Помню случай, когда в ограбленной хате нашли то ли банковкую карту злодея, то ли трудовую книжку. Ясен пень тоже много позже, уже после поимки преступника.

Бывает и отпечатки находятся. Но это тема уже сложная, специальных познаний требующая.

Контраргумент мне могут привести. Вор должен сидеть в тюрьме. Если этого гада нельзя посадить другим способом, это тоже выход. Даже спорить не собираюсь. Вор – должен. Но дело в том, что при таком креативе окромя воров присаживаются еще масса людей, которым просто не повезло. Случайно мимо проходили, случайно не к тому в гости зашли, случайно телефон на свой паспорт оформили или машину попользоваться дали. Это раз. А два, это то, что способ универсален. Поэтому, если возникнет потребность кого-нибудь упаковать, его упакуют уже отработанными на «тех, кто должен сидеть» методами, не оставляющими никаких шансов. И три. Все эти креативы постепенно превращают практикующего их мента с жегловскими установками в сволочь. Не обязательно, но много раз такое видел.

Ну и о шансах. Точнее, о вариантах противодействия таким вещам. Обрадую. Их, практически нет. Правильное применение вышеуказанных методов и современный российскиц суд, практически не оставляют шансов отбиться. Придется сидеть. И не потому, что у судей - бывших прокуроров, обвинительный уклон. Главная проблема в том, что им похер на людей и не похер на себя.

Самый свежий пример, для понимания эээ... глубин. Это тот, который я приводил уже выше и который я видел вживую – про чувака, которому в присутствии понятого - ранее судимого за коррупционное преступление мента того же подразделения, что и участвующие в обыске засунули в адресе в карман куртки женское зеркальце и бижутерию с трехмесячной кражи. Самое смешное, что, кажется, в другом кармане у него лежал загранпаспорт, согласно которому в период совершения кражи он был за границей. У НЕГО БЫЛО 100% -ное АЛИБИ. Через ДВА года ему изменили меру пресечения со стражи на подписку о невыезде и надлежащем поведении. За это время у пацана родила беременная жена, ребенок начал ползать, потом пошел, потом заговорил… А чувак все это время просил, если вы не верите паспорту, проверьте на пограничных КПП, проверьте в стране убытия, что меня тут не было. То что он сидит зря, знали/знают абсолютно все следователи, прокуроры, гособвинители и судьи. Поэтому кто мог, отпихивал дело от себя, а кто не мог думал не как восстановить справедливость, а как отвести от своей жопы угрозу наказания за оправдос. Дело еще не закончено, кстати.

На днях, интересующаяся часть населения страны, посмотрев в ЮТУБЕ задержание какого-то там Устинова, узнав о приговоре и результатах пересмотра, убедилась, что мало того, что сесть можно ни за что, но и доказать очевидную невиновность нельзя. Я это знаю уже давно.

… будь осторожен.
                              © В. Цой.

Tags: Одинцово, УПК, криминал, ликбез, правосудие, работа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments